?

Log in

. - ...when you look long into an abyss, the abyss also looks into you...

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

September 19th, 2011


Previous Entry Share Next Entry
10:12 am - .


Я назвал ее своей сестрой и она не возражала. У меня прежде никогда не было сестры, поэтому мне было приятно обрести ее в холодном смирении мертвеца, лежавшего передо мной. Восковые скулы застыли в чуть заметной улыбке, а крошечные бороздки морщин растянулись в неуловимую сеточку. С правой стороны лица в щеке была огромная дырка, края которой бугрились розоватым мясом, похожим на застывшую мякоть извлеченых из раковин улиток. Чтобы немного скрасить их сочный покой, я вставил в отверстие на щеке оторванный бутон пунцовой розы. Он встал ровно посередине, прикрыв своими лепестками обнаженную рваную плоть. Рядом с сестрой я лежал вечность, рассказывая ей о темноте и согреваясь исходящим от нее могильным холодом. Мне нравилось гладить блестящие серебром волосы, застывшие как внезапно оледеневший водопад, струи которого загнаны в оковы смиренных кристаллов. По гладким прядям ползали черви и порхали мотыльки, все они находили мою сестру прекрасной, равно как и я. Мне хотелось впустить в свои вены ее застывшую кровь, но не в силах придать ей течение, я просто смешал ее кровь со своей и мы молча дали друг другу клятву вдохнуть наш перемолотый прах в вечность. По-братски, я гладил ее живот и спокойные руки, под кожей которых какие-то твари спешили прожить свою тленную жизнь. Я не сердился, ведь и во мне постоянно рождаются и умирают цивилизации, для которых я вселенная и вместилище их похожих на пыль душ. Вечером я помог сестре подняться из гроба и подойти к окну, в перекошенной раме которого были видны холмы и горы, в вершинах которых кружили стаи огромных черных птиц. Сестра смотрела не видящим взглядом, пронзая монолит тысячелетних гор и ее окоченевшие пальцы чуть заметно дрожали, будто передавали мне очень тихие ноты, звучащие степным ветром в ее погасшей душе. В старом шкафу я подобрал ей одежду, осторожно одел и мы вместе пошли поклониться смерти. Дворовые псы с интересом лизали ступни моей королевы и скулили, когда лед ее пальцев трепал их загривки. Мы шли по ночным улицам, держа друг друга за руки и я чувствовал каждое мгновение пустоты, заполнившей сестру изнутри. Мне хотелось стать эмбрионом, чтобы забраться в ее остывшее лоно и тихо уснуть под сводами дремучей пещеры и уже никогда не родиться вновь. Я стал бы самым центром ее успокоившегося сердца, средоточием льда и отсуствия смысла. Вмороженный в нее, я испытал бы самый прекрасный и самозабвенный сон. Под легким порывом ветра сестра едва заметно улыбается, лепестки розы, вставленные в дырку в щеке, смешно пляшут и обволакивают нас своим ароматом. Я встаю на колени и целую живот сестры, трусь о запястья своей головой, готовый заплакать от бесконечного счастья. Сестра гладит мои волосы и прижимает меня к себе крепко и нежно. Она холоднее камня и мертвее его в сотню раз, поэтому мне она ближе всего живого и мертвого на свете. Из кармана своего пиджака я достаю погнутый нож. Вкладываю его в ладонь сестры и сжимаю своей рукой. Поржавевшим и шершавым от зазубрин лезвием я двигаю нож по своему горлу. Сестра спокойна, но меня изнутри бьет глубинная дрожь. Поначалу содрав кожу, а затем углубив лезвие, мы движемся навстречу друг другу. Мне уже не нужно помогать сестре, ее рука сама раздирает мою гортань и выскребает остатки артерии. Легкий фонтан заливает наши тела и в нетерпении я сам насаживаюсь на полотно лезвия. Захлебываясь кровью, я слышу тихий смех сестры и дергаюсь в приятной агонии. Через несколько минут кровь покидает меня и я возвращаюсь в вечность, влекомый родным голосом через толщу бесконечного льда. Отстраненный и изолированный сам от себя, я поднимаюсь с колен и смотрю, как огромные птицы доклевывают мою растерзанную душу. Став как никогда ближе к сестре, я прижимаюсь всем телом к ее застывшему трупу и чувствую, что мы стали единым целым. Мы стали скалой, в вершине которой уже парят большие черные птицы..

 


> Go to Top
LiveJournal.com