vitriol (crystal_abyss) wrote,
vitriol
crystal_abyss

Category:

Сироп кульминации



С самого раннего детства Эльвиру завораживала нелепая борьба жизни за право немного отсрочить неизбежное. Началось все с раздавленного каблуком ее матери жука, который присел рядом со скамейкой в парке и показался ей ядовитым. Небрежно топнув по его хрупкому панцирю, мамаша с презрением откинула кончиком туфли лопнувшего жука и продолжила читать газету. Эльвира сидела рядом, ее ножки свешивались со скамейки, не доставая до земли и раздавленный жук привлек ее внимание. Изломанными конечностями он хаотично подергивал, зеленоватое крылышко было вывихнуто и не двигалось, а сам он лежал в пятне своих жидковатых внутренностей и пытался взлететь. Эльвиру так поразило сражение смертельно раненого жука за собственную жизнь, что она не отрываясь наблюдала за его отчаянными и постепенно увядающими движениями, пока наконец жук не застыл смешным акробатом на фоне подсохших на солнышке внутренностей.
Позже, когда Эльвира подросла, она могла бесконечно долго наблюдать, как голодные щенки с подрезанными сухожилиями наперегонки тащили свои тельца к миске с едой, визжа от боли и пожирающего изнутри голода.
Особенный интерес представляли мучения человека, шагнувшего в сторону смерти и отчаянно пытающегося не потерять свою жизнь. Случалось, его нежелание сдаваться бывало столь пронзительным, что мольбы о помощи до самой глубины доставали душу Эльвиры и вызывали у нее состояние экстаза. Она металась в ярости, кричала и билась в истерике, будто это она сама пытается удержать в своем теле жизнь, вытесняемую пустотой приближающейся смерти. Когда же человеку удавалось задержаться среди живых и одержать кратковременную победу в схватке со смертью, Эльвиру словно придавливало тяжкой черной землей и заливало холодной водой, оглушая и парализуя.
Мне нравилось наблюдать за Эльвирой, дрожащей в предвкушении очередной агонии. Будто невидимый оркестр разыгрывал партии симфонии, кульминацией которой была потерявшая веру в спасение пульсация затихающей жизни. И если кто-то фальшивил и смерть отступала, Эльвира затыкала уши от нестерпимой рези испорченных нот.
Однажды мы наткнулись на человека, который шел в лес, чтобы повеситься на дереве, под которым он часто встречался с возлюбленной. Он согласился на просьбу Эльвиры позволить нам созерцать его уход из жизни. Устроившись неподалеку на поваленном дереве, мы наблюдали за его решительными движениями, в которых едва усматривалось сомнение. Наконец, призвав свою волю, он принялся исполнять задуманное. Ласково щебетали птички, под счастливым гнездом которых человек готовился продеть голову в петлю, теплый летний ветерок трепал одежду и будоражил сознание. Довольно быстро человек сделал последние приготовления, отвернулся от нас и отбросил от ног опору. Смешно задергавшись, он стремительно наливался бурой краской, веревка сдавливала шею и последний, наполненный страданиями глоток воздуха, застыл в его легких, не находя сил вылететь прочь. Эльвира тряслась от возбуждения, горящими глазами она пожирала творившееся действие и готовилась пролить сироп кульминации в свою темную душу. В момент окончательного поражения жизни, она закричала безумным голосом и вцепилась в распущенные волосы. Сознание едва читалось на ее лице в это мгновение, казалось, что она вырвалась из тела и бросилась за исчезающей легким облачном жизнью мужчины, желая продлить свой экстаз. Не желая прерывать ее наслаждения, я осторожно покинула лес, оставив позади себя обезумевшую девушку, хватающую руками воздух рядом с покачивающимся трупом мужчины..
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author